назад
0

Открытие осенней охоты на косулю

В начале сентября с открытием охоты на копытных, мы, с коллективом единомышленников решили посетить охотхозяйства Коянды -Тау и Кумбель, которые начинаются в западной оконечности горного хребта Джунгарский Алатау,  а Кумбель  растянулся по реке Коксу аж до границы с Китаем.
Место, как говориться, уже намоленное,  охочусь здесь на протяжении последних семи-восьми лет. Хорошее поголовье косули, марала, и очень трудового козерога. Привлекают сюда множество интурохотников, жаждущих добыть хороший трофей, оставшиеся лицензии на самок и сеголетков, охотнозяйства реализуют местным охотникам.
Нам повезло, у нас были лицензии на самку, сеголетка, и самца косули. Но по просьбе директора, ввиду скорого приезда иностранного гостя, нам было рекомендовано при встрече с самцом, воздержаться от выстрела, доложив о его местонахождении, чем мы сильно улучшим свою карму, и в ближайшем будущем сей добрый поступок нам зачтется. 
Получив такие инструкции, мы решили на утреннюю охоту посетить пасечную щель. Подъем в 4:00, быстрый завтрак, от центрального кордона нам еще около часа добираться на машинах до места. На рассвете мы уже поднимались двумя параллельными хребтами для поиска выходящих на утреннюю кормежку косуль. Однако, к великому нашему сожалению, по левому борту ущелья все перспективные рассекли были уже заняты крупным рогатым скотом вперемешку с лошадьми. Ловить здесь было нечего, но мы, идущие с напарником по правому хребту, решили прогуляться повыше, и осмотреть ущелье по правую сторону от нас, скотины на нашей стороне небыло. И, как показали дальнейшие события, неслучайно.
 
Уже достаточно хорошо рассвело, внизу, на месте высадки, откуда мы начинали подъем, температура была всего +2, здесь же, на склоне, всего в сотне метров выше по уровню, легкий горный бриз приносил более т теплый воздух, насыщенный ароматом горных трав. Вот часто бывает так, идешь, вроде бы по чахлой растительности на глинисто-каменистом склоне, а вокруг запах, как в парфюмерном отделе, и понимаешь, что ступаешь прямо по ковру из чабреца. Но, несмотря на это, мы не забывали осматриваться после каждых 100-200 метров подъема, либо по обстоятельствам изменения рельефа. Впереди по ходу движения, маячила небольшая седловина, по моему опыту, достаточно облюбованная косулями для перехода в соседнюю щель. В этом месте практически крестообразно пересекаются две тропы. Выглянув из за склона, метров с двухсот, мы заметили лисенка, который совершал необычные действия, то прилегая и глядя в нашу сторону, то бестолково кувыркаясь на месте. Присев, и рассмотрев в бинокль акробата, я заметил капкан на его лапе и потаск. Подойдя к нему, мы обнаружили печальную картину, он попался в капкан передней правой лапой, кость которой была раздроблена. Вдвоем с огромным трудом нам удалось освободить его из капкана, чем он тут же воспользовался ускакав на оставшихся трех. Я не строил иллюзий по поводу его выживания, но лишить его остатка жизни, итак, изрядно промчавшегося за ночь, у меня не поднялась рука. 
 
Капкан был установлен в выкопанной яме аккурат на пересечении троп, мимо него пройти было бы невозможно. Если бы мы поднимались в сумерках, и капкан был бы насторожен, висеть бы ему у кого-нибудь из нас на ноге. Браконьерил в этом месте чабан, который выпасал сегодня скотину на противоположном склоне, используя ее заодно, как загонщиков. Капкан установлен скорее всего на косулю и барсука, волки здесь появляются несколько позже, когда начинается миграция косули с окрестных гор. Охота утром не задалась, по соседним расщепкам мы ничего не нашли, и единственным трофеем нашим стал капкан, от которого чабан, тут же отказался, сданный егерем директору, что добавило нам в копилку добрых дел для блага хозяйства.
 
Отдохнув днем и попарившись в бане, вечером мы решили посетить сазЫ. (саз - болотистая местность) Сельскохозяйственные поля у подножия гор в одном месте граничат с поймой реки Кескентерек, которая чуть дальше сливается с выходящей из теснин Джунгарского Алатау рекой Коксу. Речка разбивается здесь на множество рукавов, между которыми можно встретить и березовые рощи, и заросли тальника, и  открытое поляны, и сенокосы. Местность во многих местах заболоченная, на сенокосы спецтехника может проехать не каждый год. Ландшафт мне очень напоминает Белоруссию, где мне приходилось не раз охотиться. Охота с подхода в таких местах очень увлекательная. Чаше ты слышишь зверя, увидеть его можно только на опушках, либо полянах с низкой травой, подход и стрельба в таких условиях всегда лотерея. В этом году я даже не сразу нашел свое поле, настолько все заросло бурьяном. 
 
 
Короткий дневной ливень намочил высокую траву, с одной стоонры это к лучшему, она стала не так сильно трещать и шуршать об одежду при ходьбе, с другой, через три минуты ты будушь мокрый насквозь. Но, у меня с собой был комплект Ситки Thunderhead, в субальпайне, а у моего напарника Колдфронт в оптифейде. Оба костюма с мембраной Гортекс с честью выдержали испытание водой, и хотя у меня промокли ботинки, тело оставалось сухим. Сравнивая оба костюма,  я сделал вывод, что мой комплект практически не шуршит при ходьбе по сравнению с Колдфронтом, но собирает мелкие колючки, которые, кстати, потом достаточно легко убрать с ткани. 
 
 
Солнце село за гору, наступили сумерки. Впереди от нас, за густыми кустами и зарослями тростника «гавкнул» козлик. Буквально через минуту он повторил свой клич, и тут же за нами ему ответил второй. До этого мы обошли несколько полей и опушек в попытке высмотреть пасущихся косуль, но высокая трава не позволила нам разглядеть предмет наших поисков. Позиция между двух перекликающихся самцов была выигрышной, только что закончился гон у косули, и самцы, еще на остатках тестетерона ревностно охраняли свои территории. 
Постепенно становилось темнее, самцы не спешили идти навстречу друг другу, пара проток отделяла одного от другого, что, возможно, являлось надежной преградой, либо пыл их уже поугас. Чуть в стороне, за излучиной протоки, метрах в 250-ти, у опушки тальковых зарослей, находился участок с относительно невысокой травой, и как по нотам, именно там появилась молодая самка. Наш провожатый егерь дал команду готовиться к выстрелу. Для охоты с подхода при таком рельефе, на мой взгляд, гораздо удобнее надежная тренога, стрелять в 99% случаев приходиться стоя. Дальномер после максимально возможного подхода до места, откуда ее еще было видно, показал 183 метра, рисковать и стрелять в шею я не стал, все таки это не подготовленный выстрел с сошек лежа, поэтому стрелял в район лопаток. Шлепок, и коза падает на месте. И все бы хорошо, ботинки у нас уже мокрые, и иди бы нам через протоку, продираясь по тростнику прямо к цели, но наш провожатый, хотел сохранить сухими ноги, это единственное, что у него осталось сухим ниже пояса. В поисках более мелкого места мы провели ближайшие полчаса, и когда уже окончательно стемнело, форсировали протоку напрямую. И тут начались танцы с поиском места, где находилась косуля во время выстрела. В свете налобников все кусты и деревья казались именно теми, увлекшись, мы ушли от нужного место метров сто в сторону, но настойчивое прочесывание опушки позволила найти нужное место уже в полной темноте. К сожалению, не проверил снимки сразу на месте, почти все кадры были испорчены, вот все что осталось. Сие мне наука на будущее, доверяй, но проверяй. 
 
 
Дата: 2017-09-22

Ваш комментарий

Ваше имя
Текст
 
 

Комментарии

Алексей Пятница, Октябрь 06, 2017
Очень круто!