+7 (495) 648-94-19   8 (800) 100-14-19 звонок по России бесплатный
Товаров в корзине: 0


назад
0

ГОРЫ и горки

И горы встают перед ним на пути,
И он по горам начинает ползти,
А горы все выше, а горы все круче, 
А горы уходят под самые тучи!
К. Чуковский
 
В продолжение историй о несколько нетипичных способах использования снаряжения от Sitka Gear, наконец, созрел красочный рассказ о том, как оно уже несколько раз выручало меня не на горных охотах, а во время альп-восхождений. Известно, что именно к качеству альпинистской снаряги требования предъявляются наиболее жесткие – она должна быть и прочной, и теплой, и быстросухнущей, и при этом легкой! Ведь альпинисты, как правило, забираются туда, куда даже горные охотники смотрят лишь снизу-вверх.  Несколько раз Sitka Gear пригождалась мне в подобных экспериментах, расскажу о трех из них. 
Самым легким, но во многом знаковым, был треккинг в базовый лагерь горы Аннапурна в Непале. Эта гора является десятым по высоте из всех восмитысячников Мира (8 091 м.), но при этом считается самым опасным из них. Даже на Чогори (она же К2, 8614 м, второй по высоте пик планеты) процент смертности равен примерно 25%, на Аннапурне же погибал почти каждый третий восходитель. 25 декабря 1997 года под лавиной при зимнем восхождении на нее (его 12-й восьмитысячник !!!) погиб один из наиболее известных и заслуженных альпинистов – Анатолий Букреев.  Несмотря на это, трекинг к ее базовому лагерю (4 130 м.) хотя и занимает 6 полных дней по длинному маршруту, но, с точки зрения серьезных горников, его вполне можно назвать легкой увеселительной прогулкой. Я отправился туда в начале февраля, до начала высокого сезона, который начинается примерно с середины марта. Безусловно, это избавило меня от обилия других туристов на тропе, однако в это время там существенно холоднее, к тому же абсолютно не исключены дожди. Основная сложность маршрута заключается в том, что он не имеет строгого вертикального направления: в течении похода приходится неоднократно набирать и сбрасывать высоту, перебираясь через отроги. Нередко такие подъемы и спуски оказывались достаточно затяжными и неприятными. В общей сложности, по моим подсчетам, за время этого похода суммарный набор высоты составил около 6,4 км. Плюсом же можно назвать разнообразие треккинга: в течении похода постоянно меняются окружающие пейзажи и несколько раз чередуются климатические зоны от натуральных тропиков с дождевыми лесами и обезьянами внизу, до скальников и ледников наверху, периодически попадаются поселения непальских крестьян, живописные террасы с их посевами, а в конце маршрута долгожданные горячие источники с ваннами. С некоторых точек открываются потрясающие панорамные виды на гималайский хребет и такие его вершины как Даулагири, северный и южный пики Аннапурны, Нильгири, Мачапучре (она же Fishtail). Во время этого маршрута активно я использовал следующие элементы снаряжения: термобелье Sitka Core Lt Wt и Merino Core для холодных ночевок и переходов; куртка 90% и брюки Timberline с коленными вставками - как основной слой, непромокаемый комплект Stormfront (он понадобился всего на один ливневый день, но и этим полностью оправдал свой провоз); легкие однотонные брюка Sitka Ascent new pant, плюс не раз пригодились утеплялки Kelvin Jacket и Traverse Hoody Cold. Из аксессуаров все стандартно: шапка Beani, перчатки Traverse Glove.  Также особо хочу отметить рюкзак Bivy 45. Его 74 литров объема вполне хватило на путешествие такого формата, все что нужно – с собой, компактно, комфортно и в удобном доступе. В качестве дополнительной наглядной иллюстрации удобства и полезности Sitka Bivy 45 я дополню, что помимо всего того, что было необходимо в пути, в сам базовый лагерь я занес еще и такое приятное излишество, как бутылку шампанского! Чтоб совсем уж празднично было :))
 
 
 
 
Значительно более сложный опыт - восхождение на Эльбрус. Нам было мало того факта, что это высочайшая точка Европы, мы всем коллективом решили взойти на нее не по стандартному маршруту (с южной стороны горы), а по ее более сложному и дикому северному склону. Там нет никаких гостиниц, подъемников и ратраков. Восхождение планировалось как полностью автономное и по всей альпинисткой науке: с акклиматизацией, страховками и прочим горным железом. Пошли также немного раньше основного сезона, в июне, но так уж совпали наши отпуска. Начало пути: две ночевки с короткими радиальным разминочными выходами в базовом лагере на поляне Эммануэля (высота 2500 м.), непростой (хотя и короткий) переход на локацию «Грибы» - 3200 м.  Непростой он в основном потому, что рюкзаки наши были примерно по 28-30 кг, это достаточно жесткая нагрузка при таком подъеме, хорошо хоть, что километраж невелик, все точки ночевок на горе расположены достаточно компактно. Сами же эти Грибы – очень интересное место, почти что неземное. Примерно два десятка очень необычных скульптурных форм естественного происхождения, самых разных очертаний и размеров. Место считается среди альпинистов и краеведов по-настоящему аномальным, с необъяснимыми странностями, но как правило позитивными, подчас даже исцеляющими смертельные заболевания. Оттуда переброска уже в штурмовой лагерь, на высоту 3700 м. Здесь сложность вызвал лишь один особо неприятный участок - «сыпухи», при движении вверх подобные места отнимают массу сил и хорошего настроения.  Да и сама высота уже сказывалась, на Кавказе она вообще начинает чувствоваться острее и раньше, чем в Гималаях. Здесь, даже на высоте базового лагеря, при резком движении в глазах может потемнеть, а дыхание сорваться в отдышку. Сразу же за штурмовым лагерем начинается снеговой покров Эльбруса, отсюда дорога уже только на Восточную Вершину (5621 м.), и, если повезет с погодой и хватит сил, – через седло на Западную (5642 м.). В этом месте, на самой границе скал, льда и неба, мы провели две ночи и два дня в ожидании погодного «окошка». Гора то открывалась, то ее снова заволакивало тучами, порывы ураганного ветра грозили оторвать палатку, но, наконец, на третью ночь, выглянув наружу, мы увидели лишь яркие звезды и четкий силуэт эльбрусских горбов. Это наш шанс, надо идти! Лагерь покинули около 2 ночи, нацепив кошки, страховочные системы и связавшись веревкой (и ведь отнюдь не зря, за этот день нашли целых две трещины!). Подъем почти на два километра по вертикали занял 11 часов, но к тому моменту, как мы достигли вершины, погода испортилась настолько, что видимость упала почти до нуля, а ветер стабильно дул со скоростью не менее 15 метров в секунду, клочья облаков в прямом смысле слова проносились мимо нас! Несколько фотографий друг друга скрюченными от мороза пальцами, после чего скорее вниз, пока нас совсем не сдуло отсюда! Жаль лишь, что вместо ожидаемой панорамы Кавказского хребта на фоне была лишь белая пелена. Спустились обратно до лагеря всего за 4 часа, как говорится, усталые, но очень собой довольные. Серьезное ведь достижение и отнюдь непростое! На самом деле поэкстримальнее многих горных охот!  Из снаряжения Sitka я тогда использовал футболки, кальсоны и hoody Sitka Core Lt wt, плюс свой старенький комплект Sitka 90%, еще из первой линейки (казался тогда просто чудом!), другой снарягой от Sitka Gear я на тот момент еще не обладал.
 
  
 
 
Совсем другой случай – восхождение на гору Казбек, тоже решено было осуществить с более сложной северной стороны, через Кармадонское ущелье, печально известное трагедией, связанной со сходом ледника Колка в 2002 году. Гора почти на полкилометра ниже Эльбруса (5 033 м.), но при этом считается сложнее его для восхождения на целую категорию – 2Б против 2А. И эту категорийную разницу всего лишь в одну букву мы ощутили на себе очень быстро. Во-первых, сам подход к горе начинается на целый километр ниже, по сравнению с Эльбрусом, то есть фактически на более низкий Казбек подниматься приходится значительно выше! Во-вторых, немаленький километраж дневных переходов (пеший маршрут начинается не под самой горой, а в начале длинного узкого ущелья) – даже в самом начале похода приходится ощутимо и долго топтать густые заросли кустарника. В-третьих, наборы высоты здесь тоже не сахар: 800 метров в первый день (с 1500 на 2300 м.), 1200 метров во второй день (с 2300 до 3500 м.), и еще 700 в третий день до штурмового лагеря (с 3500 до 4200 м.). По-хорошему, надо было как минимум на денек затормозить посередине на акклиматизацию, но мы торопились залезть на самый верхний ярус, пока стояла более-менее приличная погода. В-четвертых: рельеф местности тут чрезвычайно сложен: мало где на подходе к казбекскому плато угол подъёма меньше 40о-45о, очень много затяжных, сложно проходимых участков с «сыпухами», также никуда не деться от перехода через каменистую морену и язык ледника Майли, поперек которого несется вниз поток реки Геналдон (она в этом месте еще мала, но ее приходится буквально перепрыгивать, вооружившись кошками и ледорубом). Плюс к этому всему - необходимо преодолеть высокую крутую скальную стену, на самых опасных участках там провешены тросы и веревки, но даже с ними любая ошибка грозит неизбежной смертью. В общем, Казбек – это не комфортный и уютный Эльбрус, даже близко. И, разумеется, погода. Несмотря на то, что отправились мы туда в июле – нам с ней очень сильно не повезло. В самый первый день в предгорье дождь лил, как из ведра, но благодаря костюму Sitka Stromfront мне это было не страшно. На второй и третий дни восхождения погода наладилась настолько, что днем на марше я обходился всего одним слоем одежды -  брюки 90% и  легкая толстовка Core Lt Wt Hoody. Ее тонкий капюшон хорошо спасает шею и уши от солнца, которое на горном леднике даже за короткое время может доставить немало неприятностей восходителю. Забравшись всеми правдами и неправдами на 4200 м. в штурмовой лагерь на снежном плато у пика ОЖД, мы оказались в окружении снегов и скал. Только сейчас нам в прогалах среди туч открылся вид на вершины Казбека (он двугоррбый, как и Эльбрус). Дело осталось за малым – всего 800 метров по вертикали (уже, к счастью, без тяжеленных рюкзаков) и очередная вершина будет под нами! Но, как известно, погода в горах – это ВСЕ! Увы, за те три дня и три ночи, что мы провели в этом лагере, она нас не баловала. Дважды засыпало снегом, иногда вокруг бушевали сухие грозы, а пронизывающий ветер почти не прекращался. Стоило ему утихнуть, а тучам разойтись, давая нам надежду, как спустя какой-нибудь неполный час ненастье накатывало снова, а из соседней палатки снова доносилось: «Сдается мне, Тотошка, мы уже не в Канзасе". Дважды за это время мы совершали акклиматизационные вылазки: на пик ОЖД и на перевал Майли, дойдя до высоты максимум 4550 м, но погода оба раза вынуждала нас снова возвращаться в лагерь. Тут, в верхнем лагере, уже пригодились все запасы снаряжения, которое я нес наверх на своих плечах: и теплый комплект Kelvin, и Travers hoody cold, и верх и низ от теплого белья Merino Core, и Balaclava hvy wt. Третья ночь наверху должна была стать или ночью восхождения, или крайней в этом лагере, запаса по времени не оставалось, а прогноз погоды становился лишь хуже... К сожалению, чуда так и не случилось! Около часа ночи вершины горы еще были хорошо различимы на фоне звездного неба, но спустя какие-то 30 минут снова поднялся ветер, а со стороны Грузии наползли черные низкие тучи, восхождение невозможно. Пришлось спускаться вниз ни с чем, хотя все с самого начала понимали, что вершина никому и никогда не гарантирована, это всегда лишь приятный бонус, если уж совсем повезет. Но я уверен, мы бы обязательно смогли дойти, будь у нас «окошко». Вниз до горячих природных ванн на высоте 2300 спустились всего за один, хотя и страшно тяжелый день, а на следующий день уже отъедались осетинскими пирогами после целой недели на одних сублиматах. Физически и технически эта экспедиция стала для меня, пожалуй, одним из самых сложных горных приключений в жизни. 
 
 
 
 
 
В заключение могу сказать, что, конечно, для серьезных профессиональных альпинистов, которые восходят на 6-, 7-, и 8-тысячники, и Эльбрус и даже Казбек, и уж конечно базовый лагерь Аннапурны – это детский сад. А в тех нечеловеческих условиях, где они оказываются, им нужна уже совсем другая экипировка, Sitka там уже вряд ли поможет. Но даже наш невысокий по альпинистским меркам уровень на целый порядок превосходит все то, с чем в девяти случаях из десяти приходится сталкиваться даже самым матерым и продвинутым горным охотникам. Ведь охот на таких высотах практически не бывает, можно вспомнить лишь голубого гималайского барана (Непал и Пакистан), да в придачу те же кавказские туры еще могут забираться так высоко. Кстати, именно на высоте около 3300-3400 у Казбека мы заметили небольшую самку с детенышем, пока мы карабкались из последних сил, они спокойно грели свои бока под солнышком. Но ведь никто из охотников за турами в такие ледники и не ходит, по моему опыту крайне редко бывает, когда их стреляют выше 3500 метров. Да, Марко Поло «и компания» обитают на очень значительных высотах, но ведь там нет таких перепадов и пеших переходов, плюс как правило обустроен какой-никакой, но быт! И на Казбеке, и даже на Эльбрусе снаряжение Sitka было испытано мной в условиях, которые во многом тяжелее и суровее большинства горных охот (а я за свою практику прошел почти через 80 таковых). И раз уж оно при правильном использовании пригодно для альпинизма, то уж точно с солидным запасом прочности и выживаемости перекроет все возможные охотничьи потребности. 
 
 
 

 

Дата: 2018-10-30

Ваш комментарий

Ваше имя
Текст