Охота на Алтае | Блог охотников Sitka
+7 (495) 648-94-19   8 (800) 100-14-19 звонок по России бесплатный
Товаров в корзине: 0


назад
0

Алтай

 
Алтай для меня стал местом, куда меня постоянно тянет. Поводом  приехать сюда всегда была охота. Горы, конные переходы, полевой лагерь, и, конечно же, разнообразие охотничьих видов - вот мотив моих стремлений на Алтай. Где мне приходилось охотиться, в здешних местах, нет никаких дорог, только конные тропы, поэтому передвижение к месту охоты и на самой охоте, только на лошадях и пешком. Верховой ездой я занимаюсь с детства и до сих пор, что даёт мне возможность чувствовать себя уверенно в седле и получать от этого большое удовольствие. Более того это очень органично и естественно охотиться на лошади. На коне можно забраться практически в любое укромное место в горах и привезти с собой всё необходимое снаряжение.
 
 
В последней поездке по Алтаю целью было поохотиться на марала. Было выбрано время начало осени - пора, когда у марала гон. Быки марала начинают «вылазить» из тайги и активно перемещаются по горам и долам в поисках самок. Быки марала в это время издают характерные звуки и их слышно далеко. Этот звук протяжный, достаточно высокий и называется у охотников рёвом.
На это я рассчитывал, но как говориться человек предполагает, а бог располагает. Свои коррективы в нашей поездке внесла погода - она была ясной, солнечной и жаркой до +26 днём и без заморозков ночью. Такая погода хороша, если вы турист и занимаетесь трекингом, но нисколько не для охоты на марала на реву. Дело в том, что марал в таких «комфортных» погодных условиях не активен, наверное, перегревается днём на солнышке и ему ночью лениво бегать за самками. Для хорошего рёва необходима холодная погода с утренниками. Не обязательно ясная. Поэтому календарное время гона уже подошло, но марал вел себя очень спокойно. Это выглядело так: с наступлением темноты по склонам гор можно было услышать редкие голоса быков марала, но они были настолько редки, что после первых звуков больше не были слышны. При этом марал не выходил на чистые места, а находился всё время под прикрытием деревьев. Не смотря на то что со мной был тепловизор, я иногда видел только самок марала, на которых, я разумеется, охотиться не собирался. Но всё же однажды мне повезло, и я услышал рёв марала не далеко, метрах в семистах и он повторялся с паузами в полчаса. А теперь по порядку, как всё было.
Для того, что подойти на верный выстрел к  маралу на реву, надо занять определённую высоту. Быки ходят в это время где-то на высотах 2000 метров. Поэтому заранее, за несколько часов до темноты, поднимаешься на гору, выше предполагаемого места нахождения марала, для того чтобы иметь манёвр в подходе, да и спускаться, если что, по темноте будет легче. Места присутствия быков  на реву выдают их характерные звуки и гонные ямы, которых они, как правило, держаться в это время. Гонные ямы – это выбитое копытами место на земле, куда самцы марала мочатся и трутся о близь находящиеся деревья головой и рогами, оставляя тем самым свой персональный запах для соплеменников. Для других быков этот запах даёт понять, насколько серьёзен их соперник, а для самочек  побуждает к спариванию.
Так вот за час до заката солнца я уже сидел на горе, где накануне слышал рёв марала. Сел я таким образом, чтобы просматривать максимальную площадь склонов и складок. Для наблюдения нужен обязательно бинокль, лучше с дальномером, либо дальномер отдельно. Заранее просматриваешь окрестности в бинокль и меряешь расстояние до различных ориентиров, которые можно будет различить ночью. Мне повезло в том, что было полнолуние при ясной погоде-это давало возможность применять дневную оптику, хотя тепловизор, на всякий случай, например, поиск подранка, у меня всё таки был.
Марал подал голос, когда солнце уже давно закатилось за гору. До него было примерно 700 метров в сторону по горе. Светила яркая луна, которая давала тени от деревьев и скал. Чтобы не быть замеченным и причуенным, определил ветер, старался очень осторожно передвигаться, придерживаясь теней от луны. По моим соображениям мне надо было пересечь две складки вдоль по горе. Найти удобное место для наблюдения за маралом и стрельбы. Надо было торопиться, так как предыдущие дни показали, что марал долго не ревет на одном месте и редко отдаёт голос. И вот под покровом ночи в лунном свете, я начал скрадывать быка. Окружающая обстановка кругом была удивительной красоты: яркая луна освещала  горы и тайгу, внизу еле слышно шумела река и сквозь это таинство прорывался рёв марала. Я шёл аккуратно, не спеша, выбирая каждый раз место, куда поставить ногу. Мелкая акация и острые камни, сильно затрудняли бесшумное передвижение. Когда я подбирался к хребту последней складки горы, марал уже молчал полчаса. В тени больших камней я поднялся, и передо мной открылось большое пространство склона горы. Это было достаточно чистое место с гурумниками, заросшими акацией и высокой травой. Устроившись поудобней, я начал изучать округу в тепловизор. Хочу заметить, что наличие тепловизора облегчает обнаружение зверя, но здесь в горах есть одна особенность. Она заключается в том, что за тёплый солнечный день горы и камни, которые здесь везде, прогреваются очень прилично. И когда смотришь в тепловизор, то наблюдаешь, как всё фонит кругом. Если животное далеко и не двигается, то обнаружить его, даже в этот прибор, совсем не просто. Беглый осмотр не дал никаких результатов, и я уже подумал, что маралы ушли с этого склона, как вдруг не далеко, прямо передо мной, раздался не уверенный, слабый голос марала. Всё моё внимание стало приковано к месту- от куда донёсся звук. Просматривая метр за метром, очень медленно, я увидел марала, а точнее его голову. Картинка в тепловизоре не давала представлении о наличие рогов, и я поменял его на дневной бинокль с дальномером. Для ориентира у меня была верхушка большой лиственницы, рядом с которой я увидел марала. Если бы не луна, то применить дневную оптику не представлялось бы возможным. В бинокль я увидел марала сразу. У него были не большие рога, и он лежал ко мне задом. Дальномер показывал до него 245 метров. Более того я увидел ещё одного быка, он уходил от меня вверх по горе. Определить размер его рогов я не успел, так как он вошёл в тень горы, и я видел только едва различимые его очертания. Он уверенно поднимался в гору и расстояние до него увеличивалось. Пришлось переключиться на лежачего марала и думать, что с ним делать. Я не охотник за трофеями, но добывать молодое животное тоже не хотелось. В дневную оптику Leupold VX-3  4.5-14x50  моего карабина Merkel RX-Helix при максимальном увеличении, я насчитал пять отростков на одном из рогов марала. Рога конечно не супер, но бык уже не подросток и я принял решение стрелять. При свете луны я видел лишь один бок животного и иногда голову и рога. На него падала тень акации. В тепловизор была понятна его проекция. Я находился немного выше него, и он лежал и был ко мне задом. Положение, понятно, не для эффективного выстрела. Преимущество мне давало - более высокое положение над целью и часть лёгких быка была под выстрелом. Такого зверя, как марал надо бить наверняка, он крепок на рану, особенно в период гона. Моя практика охоты с луком, подсказывала, что такая проекция цели, как четверть сзади, может быть эффективна, если я буду целиться  за последнее ребро, ближе к позвоночнику, и, определившись с целью, стал готовиться к выстрелу. Мне уже не надо было торопиться, марал спокойно лежал и не беспокоился. Очень осторожно я принял положение лёжа на плоском камне. Опорой мне служил мой рюкзак. До марала было 245 метров. Включив подсветку сетки прицела, я с минимальной кратности, с помощью которой лучше видно в таких условиях, перешёл на максимальную кратность. В прицел не было видно места, куда должна была прилететь моя пуля, но видны были голова и бок быка. Вычислив по габаритам животное нужное место, я прицелился, как говориться по наитию, и выстрелил. Эхо от моего 300 WM сотрясло всю округу, и я пытался найти в оптику свою цель, чтобы, если понадобиться сделать второй выстрел. В дневную оптику я ничего разглядеть не мог и стал смотреть в тепловизор. Марал лежал, как и прежде только иногда мотал головой. Я немного удивился и решил стрелять ещё. Когда я поймал в прицел марала ещё раз, он уже поднялся и тихонько стал подниматься в гору. Теперь его было видно уже лучше, и я выстрелил ещё раз в область лопатки. Марал спотыкнулся, упал на передние ноги, но остался стоять, затем встал и продолжил свой неторопливый путь в гору. Тогда я стреляю ещё раз и теперь в шею. Бык валиться, как подкошенный и кувыркается с горы вниз. В тепловизор я увидел, что он лежит метров сто ниже по горе. 
Найти его не составило большого труда и при осмотре, я обнаружил, что первое попадание было чуть ниже и пуля лишь слегка задела одно лёгкое. Остальные попадания были точно по месту. Марал был крупный, и его украшали рога с девятью отростками. Теперь можно было выдохнуть и поблагодарить богов охоты за доброту ко мне.
 
 
В эту же поездку я добыл и местного козерога. Охота на него для меня не составила большого труда. У меня уже был опыт скрадывания козерога, когда я экспериментировал в предыдущие поездки, и подкрадывался к этим животным на 8-10 метров. Сейчас это было не нужно и на дистанции в 280 метров, я добыл козерога одним выстрелом.
 
 
На обратном пути, когда уже спустились с гор к реке, на одной из стоянок в бинокль обнаружил самца сибирской косули. Прямо от лагеря пешком, удалось подойти к козлику на 130 метров и добыть его точным выстрелом.
 
 
Алтай наградил меня в эту поездку тремя трофеями и незабываемыми впечатлениями. Так же за этот поход я видел много белки и зайца, соболя, медведей, волков и рысь. Этим и манит к себе Алтай - красотой и разнообразием дичи. Ну и, конечно же, горами, туманом и запахом тайги.
В этой охотничьей экспедиции для себя открыл отличные свойства сумки Watershed. Данное снаряжение использовал, как основную сумку для большей части одежды и многочисленных полезных вещей. Герметичность этой сумки позволяла всё время сохранять её содержимое сухим. Объём сумки вмещал почти всё моё снаряжение. Следует особо отметить устойчивость материала к различным разрывам и проколам, чему свидетельствуют жёсткие условия эксплуатации, например, навьюченная на лошадь сумка, перемещалась по горной тайге не один десяток километров, цепляясь за ветки и камни. В результате мой Watershed остался абсолютно цел, соответственно и сохранил свои свойства гермо-сумки.
 
 
 
*продукцию Watershed вы можете приобрести в магазине партнере www.rybaki.ru
 
 

Тэги: Алтай, горная охота
Дата: 2016-10-07

Ваш комментарий

Ваше имя
Текст